Юриспруденция » Правовое регулирование субъективного права

Правовое регулирование субъективного права

Изучение вопроса осуществления субъективных прав требует обращения к проблеме субъективного права как такового: если осуществление права - это реализация на практике возможностей, составляющих содержание права, то необходимо понять, каким образом и какие именно возможности закрепляются в субъективном праве.

Строго говоря, субъективное право не всегда понимается как некая «дозволенная законом мера возможного поведения управомоченного лица». Известное разногласие во взглядах на сущность субъективного права наблюдалось еще в дореволюционной цивилистике. В советский же период по вопросу о субъективном гражданском праве началась целая доктринальная дискуссия.

Д.И. Мейер, один из виднейших цивилистов периода до буржуазных реформ XIX в., указывал на то, что право - это «мера свободы лица, живущего в обществе, мера, в пределах которой лицо может совершать известные действия», однако тут же добавлял, что управомоченное лицо «должно воздерживаться от совершения известных действий», выходящих за содержание права. Субъективное право, таким образом, предстает не только как возможность определенного поведения, но и как дозволенность его: за пределами субъективного права действия лица уже неправомерны.

Понимание субъективного права именно как дозволенного, позитивно определенного поведения характерно для многих юристов, занимавшихся исследованием данной проблемы. Так, Ю.С. Гамбаров писал, что «правом в субъективном смысле будет все то, что нам дается или, точнее, обеспечивается действием того или другого объективного права». Г.Ф. Шершеневич указывал, что «под именем права в смысле субъективном понимается обусловленная объективным правом возможность осуществления интереса».

Связывание субъективного права и субъективного интереса также характерно для цивилистики конца XIX - начала ХХ в. Предпосылкой к этому является теория интереса, предложенная Рудольфом фон Иерингом в своих работах, прежде всего в книге «Дух римского права». Понятие права определяется у Иеринга как «юридическая обеспеченность пользования», «юридически защищенные интересы». Придерживавшийся этой теории в отечественной гражданско-правовой науке Ю.С. Гамбаров, не развивая определения обеспеченного правом интереса, указал на его общественную значимость. Как писал Г.Ф. Шершеневич, «признаваемое государством участие в жизненных благах и защищаемые им интересы определяются не индивидуальной оценкой и не субъективными масштабами. Основанием оценки служат общие и объективные масштабы, усваиваемые себе данным объективным правопорядком. Правами делаются лишь те интересы, которые объективное право считает достойными защиты, и оно отказывает в ней, например, бесцельным сервитутам или безнравственным договорам».

Ю.С. Гамбаров и Г.Ф. Шершеневич противопоставляют теорию интереса так называемой волевой теории субъективного права. Эта теория опирается на понимание субъективного права как обеспеченной объективным правом области проявления воли. Кроме того, были и гибридные теории субъективного права, сочетающие в себе интерес и волю в качестве основных начал его сущности (Регельсбергер, Еллинек).

Однако все указанные теории субъективного права с началом первой мировой войны уступили место теории, отрицающей субъективное право как таковое. Ее родоначальником стал французский ученый Леон Дюги, а противниками - практически все последующие цивилисты. Теория Дюги показала всю важность понимания субъективного права как меры свободы лица. И.А. Покровский писал в связи с этим: «никакой правопорядок не может обойтись без признания человека как такового юридической личностью, субъектом прав и без предоставления ему прав в субъективном смысле как необходимого средства для осуществления индивидуальной самодеятельности и самоутверждения». На важность признания субъективного права для законодателя впоследствии указал и М.М. Агарков.

С Дюги - и это явно видно по критике его идей И.А. Покровским и М.М. Агарковым - проблема субъективного права вновь выходит за рамки собственно правовой науки. Как и в эпоху Великой Французской революции, субъективное право начало цениться как таковое, в качестве меры свободы личности. Отрицание субъективных прав ведет к отрицанию частного права в целом.

Говоря о М.М. Агаркове, нельзя не упомянуть его понимание субъективного права и соотношения субъективного права со смежными институтами, прежде всего - правоспособностью. В другой своей работе М.М. Агарков писал: «Помимо значения слова «право» в смысле особого правила или системы правил поведения (объективное право), мы пользуемся этим словом еще для обозначения двух по существу различных понятий». В качестве примера первого варианта использования слова «право» М.М. Агарков приводил право собственности и тому подобные права, которым корреспондировали обязанности совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения. Второе понимание права в субъективном смысле, по М.М. Агаркову, это тот случай, когда субъективному праву не противостоит никакая обязанность. «Термин «право» обозначает здесь, что закон, во-первых, не запрещает такое действие, во-вторых, что он придает ему юридическое значение - связывает с его совершением либо возникновение, изменение, либо прекращение гражданских правоотношений». Таким образом, согласно М.М. Агаркову, есть собственно право в субъективном смысле, а есть особые проявления правоспособности, которые также называются субъективным правом - право совершать договоры, завещание, но они отличаются от субъективного права тем, что с ними не связана никакая обязанность. Из этого следует динамическое понимание правоспособности, предложенное М.М. Агарковым. Правоспособность при этом мыслится не как статический институт с раз и навсегда определенным содержанием, наоборот, она зависит от тех конкретных субъективных прав, носителем которых является то или иное лицо. Обладание правами в этом случае - предпосылка для возможностей реализации правоспособности.

Против динамического понимания правоспособности и за традиционное понимание субъективного права выступили С.Н. Братусь и О.С. Иоффе. Предложенная С.Н. Братусем в работе «Субъекты гражданского права» концепция статической правоспособности строго разграничивала собственно правоспособность как общую способность быть субъектом всех тех прав, которые признаны и допущены объективным правом, субъективное право, содержанием которого выступали отдельные проявления правоспособности, и, наконец, осуществление права, т.е. реализацию на практике тех возможностей, которые составляют содержание права. Само же субъективное право С.Н. Братусь понимает как единство двух ипостасей: возможности совершения положительных действий управомоченным лицом и возможности управомоченного требовать известного поведения от обязанных лиц. Особенностью теории субъективного права С.Н. Братуся при этом является восприятие права не как возможности определенного поведения, а как его дозволенности: понимание права через возможность мало что дает по сравнению с дозволенностью: «То, что дозволено, то и юридически обеспечено».

Последнее утверждение вызвало справедливую критику О.С. Иоффе, который указывал, что субъективное гражданское право - это не только дозволенность, но еще и возможность, возникающая вследствие обеспечения определенного поведения обязанных лиц. «Для государства предоставление прав различным субъектам имеет значение постольку, поскольку оно обеспечивает такое поведение обязанных лиц, которое установлено государством в качестве обязательного при данных обстоятельствах. Для управомоченного наделение его субъективными правами значимо постольку, поскольку оно обеспечивает такое поведение других лиц, которое необходимо управомоченному при данных условиях». Субъективное право, таким образом, выступает как средство регулирования поведения граждан, которое осуществляется нормами объективного права.

Однако О.С. Иоффе, как и С.Н. Братусь, придерживался статического понимания правоспособности и критиковал теорию динамической правоспособности М.М. Агаркова. В частности, применительно к так называемым секундарным правомочиям, одному из главных аргументов М.М. Агаркова в пользу динамического понимания правоспособности, О.С. Иоффе писал следующее: «Так называемое секундарное право - это лишь элемент юридического состава, необходимый для понимания субъективного права. Но процесс формирования субъективного права есть лишь этот процесс и ничего более». О.С. Иоффе, таким образом, предлагал разграничивать три понятия: правоспособности (равной для всех и признаваемой государством возможности иметь права), субъективного гражданского права, юридических фактов, являющихся основанием для возникновения, изменения, прекращения прав и обязанностей.

Компромиссное решение проблемы «возможности-дозволенности» в понятии субъективного права предложил В.П. Грибанов, сконструировав то определение субъективного гражданского права, которое приводилось в начале настоящего раздела. Возможность и дозволенность в этом случае предстают диалектической парой, биномом. Особенно хорошо эта связь прослеживается в наиболее известной работе В.П. Грибанова «Пределы осуществления и защиты гражданских прав», где возможность осуществления определенных действий анализировалась именно как их дозволенность, т.е. с позиций границ субъективного права. «Всякое субъективное право, будучи мерой возможного поведения управомоченного лица, имеет определенные границы как по своему содержанию, так и по характеру его осуществления... Границы есть неотъемлемое свойство всякого субъективного права, ибо при отсутствии таких границ право превращается в свою противоположность - в произвол и тем самым вообще перестает быть правом». Таким образом, позиция В.П. Грибанова позволяет сделать утверждение, обратное тезису С.Н. Братуся: «То, что юридически возможно, то и дозволено».

Разработанность темы исследования. В дальнейшем (в 80-е - 90-е гг. XX в.) дискуссии о понятии субъективного права и составе входящих в него правомочий потеряли свою остроту, а затрагивающие эту тему исследователи предпочитали придерживаться компромиссных позиций. Проблема понятия субъективного гражданского права потеряла свою актуальность, уступив место вопросам специального характера (о видах субъективных прав, способах их осуществления).

Например, в последнее время были опубликованы следующие работы по частным вопросам, касающимся субъективных прав: Лапач В.А. Субъективные гражданские права и основания их возникновения; Леонова Л.Ю. Преимущественное право покупки: История возникновения, осуществление и защита; Чеговадзе Л.А. Субъективное гражданское право как элемент правоотношения; Ломидзе О.Г. Правонаделение в гражданском законодательстве России; Каткова Е.А. К вопросу о понятии субъективного гражданского права.

Однако многие научные положения, сформулированные в юридической литературе остаются дискуссионными, требуют глубокого анализа, а также нуждаются в уточнении. Данное обстоятельство и обусловило выбор темы исследования.

Цель исследования заключается в комплексном исследовании теоретических и практических особенностей реализации субъективного права через призму реализации правомочий, составляющих его внутреннюю структуру.

Для реализации этой цели исследования решались следующие задачи:

- исследовать понятие и признаки субъективного права;

- дать классификацию и пределы субъективных прав;

- проанализировать основания возникновения, изменения и прекращения субъективного права;

- рассмотреть реализацию права на положительные действия самого обладателя субъективного права и особенности реализации правомочия требования;

- исследовать специфику реализации правомочия притязания как элемента субъективного права;

- проанализировать пробелы в субъективном праве и способы их восполнения.

Методологическую основу настоящего исследования составляют положения диалектического материализма. Одновременно при написании работы применялись специальные методы исследования, такие как теоретико-прикладной, исторический, статистический, социологический, метод системного анализа, логический, сравнительно-правовой.

Теоретическую базу исследования составили научные труды отечественных ученых – цивилистов, правоведов, теоретиков права.

Научная новизна исследования. Работа является одной из первых раскрывающих содержание субъективного права, специально посвященной углубленному исследованию особенностей реализации субъективного права, в которой выдвигается и обосновывается идея дифференциации и индивидуализации реализации субъективного права.

Структура работы определена в соответствии с целями, задачами исследования и уровнем научной разработки анализируемых проблем.

Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников.

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются цели и задачи, методология исследования, раскрывается теоретическая база, научная новизна и практическая значимость, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Правовое регулирование субъективного права» рассматривается понятие, признаки, классификация и пределы, субъективного права. Отдельное внимание уделено основаниям возникновения, изменения и прекращения субъективного права.

Во второй главе «Реализация субъективного права» рассматриваются вопросы реализации правомочия на собственные положительные действия, т.е. использования субъективного права, реализации правомочия требования через исполнение обязанным лицом юридической обязанности, соблюдения и применения субъективного права, а также пробелы в субъективном праве и способы их восполнения.

В заключении содержатся краткие выводы и предложения, вытекающие из работы.

Смотрите также:

Приказная система управления
Расцвет сословно-представительной монархии в первой половине XVII в. Утверждение новой династии в России совпало с восста­новлением сословно-представительной монархии. Михаил Федо­рович Романов был избран царем в шестнадцатилетнем возрасте. Молодому и неопытному государю требовалась поддержка. Пона ...

Анализ специфики управления федеральным имуществом Российской Федерации
Необходимость совершенствования механизма управления федеральным имуществом продиктована особенностями современного социально-экономического развития РФ, основанного на конкурентных, результативных подходах. Проект Концепции по управлению федеральным имуществом на период до 2018 года предлагает нов ...

Как работают биометрические технологии
Биометрия решает вопросы верификации и идентификации. В первом случае задача состоит в том, чтобы убедиться, что полученная биометрическая характеристика соответствует ранее взятой. Верификация (или сравнение 1 к 1) используется для проверки того, что субъект является именно тем, за кого себя выдае ...

Нотариальная деятельность

Нотариальная деятельность

Защита прав и свобод граждан - одна из важнейших задач государства. Важнейший признак деятельности правоохранительных органов: правоохранительные органы осуществляют свою деятельность в строгом соответствии с законом, в установленной законом процессуальной форме.

Разделы

Copyright © 2018 - All Rights Reserved - www.coalink.ru