Юриспруденция » Уголовная ответственность за геноцид » Проблемы исполнения конвенции по геноциду

Проблемы исполнения конвенции по геноциду

Страница 2

включение преступлений, направленных против мира и посягающих на мирное существование государств, в классификационную группу обусловлено закрепленными в Уставе Нюрнбергского военного трибунала (ст.6) и в соответствующих этим положениям позициях Токийского трибунала;

включение преступлений, направленных против безопасности человечества, во вторую классификационную группу продиктовано тем, что анализируемые преступления направлены против мира и безопасности народов и они являются межгосударственными;

третья классификационная группа включает в себя преступления, направленные против международного сотрудничества. В соответствии с Уставом ООН (п.3 ст.1), Декларацией о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами, IX принципами Заключительного акта Совещания по безопасности сотрудничества государств в Европе "государства-участники будут развивать свое сотрудничество друг с другом, как и со всеми государствами, во всех областях в соответствии с целями и принципами Устава ООН".

Нельзя сказать, что международные договоры совсем не оказывают непосредственного воздействия на квалифицирующие признаки преступления. Яркий пример - бланкетные нормы, содержащиеся в самом УК РФ и напрямую отсылающие к международным нормам. Это эффективный способ восполнить пробелы в уголовном законе посредством участия РФ в международном договоре. Так, ст.356 отсылает правоприменителя к Женевским конвенциям 1949 г.

В случае ратификации Россией Римского статута Международного уголовного суда 1998 г. будет необходимо внести в УК РФ более 35 изменений, касающихся состава преступлений. Например, объем понятия "геноцид" по ст.357 УК РФ придется соотнести с объемом этого понятия по Римскому статуту, которые не совпадают.

Считаем целесообразным дополнить статью II Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказания за него в части, раскрывающей объективную сторону, следующими положениями:

"f) насильственные действия сексуального характера, совершаемые с членами такой группы;

g) принудительное перемещение членов такой группы за пределы государства или определенного региона (депортация)".

Исходя их вышеизложенных тезисов, полагаем, что формулировку статьи II Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказания за него в части, говорящей о намерении, следует изменить и сформулировать, заимствуя первоначальную концепцию геноцида и опыт УК РФ, следующим образом: "Под геноцидом понимаются следующие действия, направленные на уничтожение полностью или частично какой-либо расовой, национальной, этнической, религиозной, социальной, политической, культурной, половой и характеризующейся любой иной принадлежностью человеческой группы …".

Подводя итог данной работе, хочу еще раз подчеркнуть основной тезис: геноцид - это самое тяжкое преступление в форме дискриминации, направленное на истребление группы людей, выделяемой по своей принадлежности к какому-либо сообществу, нарушающее целый комплекс прав человека.

Оценивая практику совершенствования российского уголовного законодательства с учетом норм международного права, следует отметить, что она имеет неоднозначные результаты. С одной стороны, УК РФ пополнился рядом норм, отражающих международно-правовые обязательства России, в частности нормами об ответственности за торговлю людьми, использование рабского труда, организацию незаконной миграции и др. С другой стороны, российскому закону пока не удается в полной мере реализовать международные обязательства страны в уголовно-правовой сфере, что влечет за собой возникновение юридических "дыр" и пробелов в этой связи.

Основной целью борьбы с этим грубейшим нарушением прав человека должно быть предупреждение геноцида. Любой международный документ - это и политический акт тоже, но лишь в той степени, в которой его политический характер не противоречит праву. В связи с этим необходимо совершенствовать международное законодательство о геноциде, не допуская при этом политических компромиссов.

Вместе с тем в рамках суверенной российской правовой системы применение судами Российской Федерации международно-правовых норм, предусматривающих признаки составов преступлений, возможно тогда, когда норма Уголовного кодекса Российской Федерации прямо устанавливает необходимость применения международного договора Российской Федерации либо если это необходимо для толкования реципированной нормы. Сами нормы международного уголовного права должны при этом служить юридической основой для развития и совершенствования российского уголовного законодательства.

Страницы: 1 2 3

Смотрите также:

Защита органами опеки и попечительства
Особое место в организации работы по опеке и попечительству в отношении несовершеннолетних занимает обеспечение гарантий права ребенка жить и воспитываться в семье. Данное право закреплено в основных международных документах по вопросам защиты прав и законных интересов детей (в частности, Конвенции ...

Организационные основы местного самоуправления
Понятие "структура органов местного самоуправления" введено в юридическую практику ст.131 Конституции Российской Федерации в следующем контексте "Структура органов местного самоуправления определяется населением самостоятельно". Под самостоятельностью населения в вопросе определ ...

Споры, связанные с декадными платежами по налогу на добавленную стоимость
В определении от 14 декабря 2000 г. N 258-О, вынесенном по жалобам акционерного общества "Энергомаш" и открытого акционерного общества "Табачная фабрика "Омская" на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 4 статьи 8 Закона РФ "О налоге на добавленную стоимость& ...

Нотариальная деятельность

Нотариальная деятельность

Защита прав и свобод граждан - одна из важнейших задач государства. Важнейший признак деятельности правоохранительных органов: правоохранительные органы осуществляют свою деятельность в строгом соответствии с законом, в установленной законом процессуальной форме.

Разделы

Copyright © 2018 - All Rights Reserved - www.coalink.ru